История уйгурского народа - ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ




племена Теле (большие телеги-тележники)
Хой Ху    Киби    Сыгйе    Хунь    Тупло    Баси


УЙГУРЫ


ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ          СРЕДНЕВЕКОВЬЕ          18-19 ВЕКОВ          СОВРЕМЕННАЯ
Cайт посвящен только
истории уйгурского народа

ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Январь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Приветствую Вас, Гость · RSS 20.01.2017, 00:05

    ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ УЙГУРСКОГО НАРОДА

    Уйгуры по сути своей это кочевники жившие в степных просторах современной монголии алтая и джунгарии, и происходят из телесцев в последующим телеутов. Итак:

    на заре своей истории, т. е. в III в. до и. э., телесцы жили в степи к западу от Ордоса. В 338 г. они подчинялись тобасскому хану и в конце IV в. перекочевали на север, в Джунгарию и распространились по Западной Монголии, вплоть до Селенги. Будучи разрозненны, они не могли оказать сопротивление жужаням и принуждены были платить им дань.

    Телеские племена были очень нужны жужаням, но жужаньская орда была совсем не нужна телесцам. Жужани сложились из тех людей, которые избегали изнурительного труда, дети их предпочли вообще заменить труд добыванием дани.

    Телесцы же занимались скотоводством, они хотели пасти свой скот и никому ничего не платить.

    Сообразно этим склонностям сложились политические системы обоих народов: жужани слились в орду, чтобы с помощью военной мощи жить за счет соседей; теле оставались слабо связанной конфедерацией племен, но всеми силами отстаивали свою независимость.

    Теле жили рядом с жужанями, но ничем не походили на них. Они рано вышли из состава империи Хунну, сохранив примитивный патриархальный строй и кочевой быт. Китаизация также не коснулась скромных кочевников, населявших глухие степи, где для китайцев не было ничего привлекательного. Теле не имели общей организации; каждый из 12 родов управлялся старейшиной - главой рода, причем "родственники живут в согласии". Эти устои сыграют немаловажную роль в будущем, когда будет сформировано первое Уйгурское государство, с первыми законами – примитивным демократическим строем.

    Теле кочевали в степи, передвигаясь на телегах с высокими колесами, были воинственны, вольнолюбивы и не склонны ни к какой организованности. Самоназвание их было "теле"; оно до сих пор живет в алтайском этнониме - телеут. Потомки теле - якуты, теленгиты, уйгуры и др. Многие из них не сохранились до нашего времени.

    Телеский старейшина Афучжило настоятельно советовал хану жужжан не начинать войны с Китаем, но, убедившись, что его доводы не действуют, восстал со всем телеским народом.

    Количество теле в то время было немалым (по китайским данным, 100 тыс. кибиток). Тогда Афучжило откочевал на запад, в долину Иртыша. Там он принял титул "Великий сын Неба", чем отразил претензию на равное место с жужаньским ханом, и война вспыхнула, как полымя.

    В 490 г. китайские войска вступили в степь с востока и вместе с телесцами зажали Жужань в клещи. Жужаньские вельможи возложили всю ответственность на незадачливого хана и убили его (492 г.).

    Переход теле на запад был событием чрезвычайной важности: на западе эти разрозненные кочевники образовали свою державу. В Азии снова начался процесс этногенеза. В это самое время в Алтайских горах сложились в народ тюрки, в долине Брахмапутры - тибетцы, а в Китае началось возрождение, давшее великолепную средневековую культуру династий Суй и Тан. Античный период истории Восточной Азии заканчивался, и уродливый пережиток его - Жужань - должна была погибнуть.

    Телеуты освоились на новоселье и уничтожили Юэбань, последний остаток хуннской эпохи. На новом месте телеуты попытались создать свое государство. Для этого они разделили народ на две половины: северный правитель Афучжило принял титул "Великий император", а южный - титул "Наследный государь". Как они сами называли свое государство - неизвестно, но китайцы называли его Гаогюй, что в переводе значит "высокая телега". Под этим наименованием оно и, вошло в историю.

    В политическом отношении Гаогюй держалось китайской ориентации, рассчитывая получить шелк на одежды, но этот шелк не пошел ему на пользу.

    В 494 г. эфталиты расправились с Ираном и, обеспечив себе тыл, повернули на север. Южная часть Гаогюйской державы была молниеносно разбита, "Наследный государь" убит, его семья взята в плен, а народ разбежался: часть подчинилась жужаням, часть ушла в китайские владения. В следующем, 496 г. так же быстро была завоевана и северная держава. Эфталиты выбрали из числа пленных князя Мивоту и поставили его над оставшимися телеутами. Итак, Гаогюй превратилось в вассала эфталитов, врага жужаней и союзника китайцев, которые заплатили ему за союз 60 кусков шелковых тканей.

    В 520 гг. в правящих кругах жужаней начались внутренние распри. Распрями жужжан воспользовались телеуты: младший брат замученного Мивоту, Ифу, восстановил государство Гаогюй и разбил в 521 г. жужаней Поломыня, загнав их в Китай. Осенью того же года бежал в Китай от гаогюйцев Синифа, брат Анахуаня, замещавший его.

    В последующем Ифу был убит своим младшим братом Юегюем, который попытался продолжать войну, но в 534-537 гг. был также разбит. Сын Ифу, Биди, убил своего дядю и возглавил сопротивление. В 540 г. Биди был разбит жужанями, и держава Гаогюй перестала существовать.

    В 545 году полностью встали на ноги тюркюты – объединенные Алтайские племена, говорящие на тюркском языке, возглавляемые 50-ю родами Ашина – говорящими на одном из диалектов монгольского языка. Однако количество Ашинцев прибывших в Алтай было столь мало, что они просто за 100 с лишним лет просто отюречились.

    Так же хочется отметить, что тюркский язык сформировался намного лет раньше, и тюркюты не являются народом, распространившим Тюкский язык, и не являются родителями этого языка.

    Тюркюты объединившись с телеутами окончательно разгромили жужжань, и создали великий Тюркский каганат.

    История распорядилась так, что великий тюркский каганат пал, и правопреемниками каганата стали голубые тюрки и уйгуры, по сути это племена – теленгиты, то есть «тележники» жившие на предгорьях Алтая.

    Однако выделяется обособленная группа племен теленгитов - «токуз Огузы» - то есть 9-ть племен (этот момент мы рассмотрим позже) уйгуры. С этого времени этнос «уйгур» будет существовать до сегодняшних дней.

    Численность уйгуров в то время исчислялось всего 30 тысячами человек. Когда в 688 г. уйгуры выступали против тюрок, за свою независимость, то они выставили всего 6 тыс. воинов. Надо думать, что в такой ответственный момент на войну поднялись все боеспособные мужчины, т. е. 20 часть населения. Значит, численность всего населения была около 30 тыс. человек. Но ведь это было самое крупное племя, другие были значительно меньше. Следовательно, надо полагать, что были племена по несколько тысяч и даже по несколько сот человек.

    Вернемся к уйгурам. Указанные 30 тыс. человек составляли девять подразделений. Таким образом, на каждое подразделение приходилось около 3,5 тыс. человек. При наличии экстенсивного скотоводческого хозяйства это количество людей вполне могло составить хозяйственно-организационную единицу - огуз. Такой трактовке противоречат только китайские сообщения о 50 тыс. всадников, выставляемых уйгурами, но необходимо помнить о китайской традиционной любви к преувеличениям. Любопытно, однако, что в 628 г. уйгуры выставили против тюркютов всего 5 тыс. воинов (видимо, без преувеличения), на 1 тыс. меньше, чем в 688 г.

    Это объединенная группа племен теленгитов и «токуз Огузов» возглавила Второй каганат. Правящими родами стали голубые тюрки, токуз-огузы равными им родами. Каганат был вассальным государством Танской империи, хотя и вел несколько агрессивную политику по отношению к Китаю.

    Тюркские каганы восстали против Танской империи. Борьба шла с переменным успехом. В конце концов каганат и империя заключили перемирие.

    Трехлетнее перемирие 703-706 гг. принесло больше пользы Империи, нежели Каганату. Убедившись в бесцельности оборонительных и наступательных мероприятий, китайцы стали действовать при помощи подкупов. Объектом подкупа оказались токуз-огузы (уйгуры), которые, несмотря на все заигрывания хана, не забывали о счастливой поре, когда они, спокойно кочуя по степи, получали щедрые подарки императора. Во время перемирия сын убитого на Толе Баз-кагана (кит. Били), Дугяйчжи, с уйгурами и племенами киби, сыге и хунь дезертировал от хана, перешел Гоби и поддался Империи. Его поселили около Лянчжоу, в Алашане и в Таньсу и брали "сильных конников на пополнение".

    Для тюрок отпадение уйгуров было большим ударом, так как указывало на порочность их внутренней политики, тем более что движение среди токуз-огузов было шире, чем изображают это китайцы. В то же примерно время тюркские царевичи Могилянь и Кюль-тегин подавили восстание племени байырку, обитавшего в Восточном Забайкалье. Байырку были разбиты у оз. Тюргияргун (оз. Торей между Ононом и Керуленом), но их вождь Улуг Иркин отбился и бежал, очевидно в Китай, - больше было некуда.

    Внутренние дворцовые интриги в Танской империи не смоги окончательно сломить мятеж тюков.

    Все перенесенные Империей неудачи не заставили нового императора, Сюаньцзуна, отказаться от борьбы за гегемонию в Азии. У него появился весьма полезный помощник - сам Капаган-хан (каган). Со свойственным китайцам прагматизмом "Таншу" объясняет изменение ситуации личными особенностями хана: "бесчеловечно поступал с подданными, а когда состарился, стал глупее и неистовее. Аймаки возроптали и начали отлагаться". Действительно, в конце 714 г. карлуки, хулуву (кит. хуву) и шуниши, воевавшие против Кюль-тегина, предложили Империи принять их в свое лоно. Западные тюрки в Семиречье и Притяньшанье восстали против каганата в пользу Империи. На сторону Империи перешли татабы и вслед за ними кидани. Но хуже всего для хана было то, что токуз-огузы, "его собственный народ", присоединенные, а не покоренные, тоже восстали, а три тюркских наместника - в Гоби, Иньшане и на Алтае - перешли на сторону врага.

    Попытка тюрок разрушить опорный пункт имперцев в Джунгарии - Бишбалык - закончилась полным разгромом тюрок. При этом один из тюркских полководцев попал в плен и был обезглавлен перед городскими воротами, а другой, не смея вернуться к хану, бежал в Китай. К началу 715 г. верные тюркскому хану войска казались островами среди моря восстания.

    В Онгинской надписи отражена вся серьезность создавшегося положения, не допускающего отступления. "Снова токуз-огузские беги стали нам врагами. Они были могущественны. Хан пошел... Мы не более чем отребье; мы видели, что нас мало, а их много. Нападем... Я сказал моим бегам: "Мало нас"". В довершение беды третий сын хана, бывший послом в Китае, умер, и, хотя его прилично похоронили, это было слабым утешением.

    Китайская версия, объясняющая взрыв восстания поглупением хана, явно несостоятельна. Более глубокое понимание вопроса мы находим в орхонских надписях. Правда, там тоже приводится как причина восстания непонимание народом своей пользы и "низость", но наряду с этим излагается идеал государства, который мало кому из подданных и соседей мог нравиться. Лучшее, по мнению автора надписи - Йоллыг-тегина, - это покорить все народы, живущие по четырем углам, склонить их головы и заставить преклонить колени. Так делали предки, но и Капаган-хан от них не отстал. В его правление расширились пределы тюркских поселений, так как тюрки занимали чужие пастбища и увеличили богатства: "В то время наши рабы стали рабовладельцами"».

    Таким образом, уже второй каганат оказался на грани вымирания. Народ каганата «чернь» сама восстала против своих правителей (в этом не маловажную роль сыграла и имперская политика).

    Тюрки второго каганата еще в большей степени, чем в период первого, находились в состоянии военной демократии. Внутри дружины иерархия не исключала равенства, но для окружающих это была не демократия, а живодерня. Поэтому основным противоречием в таком обществе было противоречие между господствующими и покоренными племенами.

    Так как войско нуждается в пополнении, то токуз-огузов приняли, приравняв к собственно тюркам, а все прочие покоренные народы составляли эль, т.е. державу, и считались "невольниками" хана. Хотя от этих "невольников" личная свобода не отнималась, но обдирали их как липку. Казалось бы, что положение токуз-огузов было превосходным, но не о такой жизни мечтали вольнолюбивые уйгуры. Их политическим идеалом была конфедерация племен, основанная на добровольном союзе при слабой ханской власти. Уйгуры умели отстаивать свою свободу, героически сражаться под чужими знаменами "ради добычи", но никогда не составляли крепкого государства и даже не стремились к этому. Та доля награбленной добычи, которую тюрки им уделяли, не вознаграждала их за необходимость соблюдать тягостную дисциплину и хранить унизительную покорность.

    Так глубоко различны были стремления двух соседних народов, сходных по языку, расе, быту и роду занятий. История Центральной Азии должна была пойти либо по тюркскому, либо по уйгурскому пути.

    В ходе длительных боевых действий тюрки восстановили свою власть над внутренней Азией. Окончательный разгром мятежников, и уйгуров закончилось к 717 г.

    Не долго длилось мирная жизнь внутри каганата. Как и было принято в правящих кругах тюркских каганатов, при дворе бродили и плелись интриги, шла реально кровавая борьба за власть. В 741 году в ходе ряда интриг и убийств, престол узурпировал Кут один из Шадов. Это был сигнал к действию мятежников.
    Возглавили восстание басмылы и токуз-огузы (уйгуры). Восстание шло стремительно, каганы сменяли друг друга, враги, окружающие каганат со всех сторон воспользовались этим. В результате голубые тюрки были окончательно разбиты повстанцами и китайскими войсками. Но остатки различных племен и родов бежавших из своих земель (беженцы), а так же тюрки, служившие и составляющие довольно большую часть приграничных войск империи, остались, и привнесли еще свои коррективы в историю внутренней Азии.
    Вот как описывает это Гумилев:

    «Здесь, в надписи, источенной временем и обезображенной врагами, сохранилось сообщение о той доблести, которая бросала голубых тюрок на борьбу с жестоким врагом за свою отчизну. Глубокий старик кидается в сечу, теряет коня, но не мужество. Пусть надпись дефектна, но в ее отрывочных словах, как сквозь - степное марево, сквозят силуэты, на горизонте появляются отовсюду всадники... и это все враги. Карлуки на севере, на юге и на западе; надо отходить, а сзади дом, хан. Но вот хан убит, его семья в плену, и тогда престарелый богатырь, видя, что больше беречь нечего, бросается в свалку и дает врагам растоптать, раздавить его тело. Он, свидетель рождения Второго каганата, не хочет пережить его конец. Именно такие тюрки, как Кули-чур, были страшны соседям, которые потому и пошли на войну, чтобы их больше никогда не тревожили богатыри. Но не все тюрки последовали примеру своего полководца. Уцелевшие войска, преследуемые уйгурами, отступили за черные пески.
    Союзники использовали победу и быстро создали свое собственное государство. Вождь басмалов стал ханом, вождь уйгуров - восточным, а эльтебер карлуков - западным ябгу. Тюркские вельможи спохватились и выбрали сына Пань-кюля ханом с титулом Озмыш. Вернулись кровавые времена 716 г., но тюрки были уже другими; то, что могло сделать поколение Кюль-тегина, оказалось не под силу его детям, хотя претензии их на господство оставались прежними. Имперское правительство, учитывая стесненность тюрок, предложило Озмыш-хану поддаться Империи. Озмыш-хан отказался, но соединенные силы басмалов, уйгуров и карлуков заставили его покинуть орду и бежать. Некоторые тюрки (пять тысяч кибиток) во главе с ханским сыном предпочли подчинение Империи безнадежной войне.
    Тюрки должны были расплачиваться за свои прошлые кровавые успехи и за свою гордость. В 744 г. басмалы убили Озмыш-хана и голову его прислали в Чанъань. Однако непримиримая часть тюрок не сложила оружия и возвела на престол брата покойного - Баймэй-хана Кулун-бега.
    Но далеко не все тюрки согласны были гибнуть за потерянное дело. Среди них открылись великие смятения вельможи избрали ханом басмалского главу. С Баймэй-ханом осталась только часть наиболее упорных ревнителей старой тюркской славы. В 744 г. борьба еще продолжалась.»
    Тем временем союзники рассорились вождь уйгуров, Пэйло, напал на басмалов и разгромил их. Басмальскому вождю - Седе Иши-кагану отрубили голову и отправили ее в Чанъань с предложением признать за Пэйло титул Кутлуг-Бильге и Кюль-хан. Возглавивший остатки разбитых басмалов старейшина бежал в Бэйтин, но, не видя возможности там удержаться, бросил свой народ, уехал в Китай. Остатки басмалов, теснимые карлуками, подчинились уйгурам.
    Тюркам эта сумятица была весьма на руку, но воспользоваться ею им не пришлось. Военная реформа в империи уже дала свои плоды, и имперские войска из Ордоса ударили на восточное крыло тюрок у горы Сахэней и разгромили 11 родов, находившихся под командованием апа-тархана. Баймэй-хан пытался закрепиться на западе своих владений, вдали от китайских баз, снабжавших имперскую армию, но карлуки и уйгуры настигли его. Тюрки были окончательно разбиты. Пэйло отослал голову Баймэй-хана в Чанъань и признал себя вассалом императора.
    Тюрок ловили и убивали всюду, как волков, и знамя с золотой волчьей головой больше никогда не взвилось над степью.
    Оставшихся в живых тюрок возглавила вдова Бильге-хана, дочь Тоньюкука, По-бег и привела их в Китай, оговорив условия сдачи. Тюрок зачислили в пограничные войска, а По-бег получила титул принцессы и княжеское содержание. Спасая людей, По-бег не спасла народ. Тюрки, как и прочие кочевники, перемешались с табгачами и ассимилировались в их среде. Так погибла второй тюркский каганат.
    Разъяренные уйгуры, видя, что враги ускользнули от их мщения, срывали свою злобу на памятниках. Они сносили головы каменным изображениям тюркских богатырей, разнесли в щепы памятник Кюль-тегину и так разбили его статую, что ее оказалось невозможным собрать из осколков. Целью было не только разрушение, но и более того - стремление не допустить восстановления тюркского эля и всего, что было с ним связано. И уйгуры достигли своей заветной цели - от древних тюрок осталось только их имя.
    Разбив окончательно остатки армии голубых тюрок и своих бывших союзников басмалов, уйгуры быстро создали свое государство – самое первое уйгурское государство (Уйгурия) (744-745 гг.).

    Уйгурский каганат был самым первым государством с почти светскими – демократическими законами. Именно уйгуры начали строить города взамен шатровых стоянок кочевников.

    От длительных вековых распрей и войн степняки устали. И уйгуры создали свое государство на более новых принципах. Принципах равенства и мира. Уйгуры не стремились к расширению своих владений. Даже первый государь Пэйло признал себя вассалом империи Тан. Подчинив себе басмалов и восточных карлуков, уйгуры приняли их в свою среду, как равных.
    Другие шесть телеских племен - бугу, хунь, байырку, тонгра, сыге и киби - в правах и обязанностях были приравнены к токуз-огузам. Ставка хана находилась между Хангаем и р. Орхон, границы их на востоке охватывали Западную Маньчжурию, а на западе - Джунгарию. Граница между карлуками и уйгурам была установлена в 745 г. в результате военного столкновения. После разгрома тюрок карлуки вошли в союз с тюргешами против уйгуров, но были разбиты. Вследствие этого восточные кочевья карлуков на Черном Иртыше оказались в составе Уйгурского каганата.
    И так территория Уйгурии:


    Гражданская война.
    После смерти Пэйло на престол Уйгурии вступил законный наследник царевич Моянчур, шада Моянчура почему-то встретило неожиданное сопротивление народа. Во главе восставших оказался ябгу Тай Бильге-тутук, недавно получивший этот чин из рук ныне покойного хана. "Черный народ передался, но некоторые держали сторону Тай Бильге-тутука и провозгласили его каганом". К повстанцам присоединились кидани и татары; на стороне хана дрались, как можно думать, уйгурские дружины его отца, но многие вельможи оказались его врагами. Восстание было подавлено но не закончилось.
    Одновременно с этим походом хану пришлось подавлять новую вспышку восстания своего народа. Необходимо отметить, что хан всячески стремился к компромиссу. Он отпустил захваченных в плен повстанцев и обратился к ним с прочувствованным воззванием: "Из-за низости Тай Бильге-тутука, из-за низости одного-двух именитых ты, мой черный народ, попал в смерть и беду, но ты не должен умирать, не должен страдать! - сказал я. - Снова дай мне твои силы и твою поддержку!". Но дальше он грустно констатирует: "Они не пришли".
    Повстанцы снова были разбиты у оз. Соленый Алтыр (?), и гражданский мир установлен.
    Причиной данного восстания можно считать кровные отношения, но точной причины этого исторического момента Уйгурского каганата мы так и не узнаем.

    По окончании гражданской войны Моэнчур был вынужден определять границы государства. С учетом возможности и внутренней ситуацией в государстве Моэнчуру нужно было определить границы в соответствии со своими возможностями.

    Хан Моянчур встал перед второй политической задачей: какие племена следует включить в свою державу и какие оставить за ее пределами? В условиях степного ландшафта и кочевого быта эта задача приобрела особую сложность, так как нужно было иметь естественные рубежи, например горные хребты, а для этого необходимо было подчинить себе племена, обитавшие к югу от Саян и к западу от Алтая. В противном случае кочевья уйгуров были бы открыты набегам соседей, как показала минувшая война.

    Моянчур взялся за дело со всей присущей ему энергией. Весной 750 г. он разбил чиков на р. Кем, т. е. в верховьях Енисея, и добился от них изъявления покорности. Осенью того же года он покорил татар в северо-западной Маньчжурии. На следующий 751 г. группа христиан объединилось с кыргызами и чиками для борьбы с уйгурами. Главная опасность была в том, что карлуки собирались поддержать кыргызов и чиков, но, к счастью для уйгуров, они опоздали выступить. Моянчур бросил на чиков тысячный отряд, который быстро усмирил восстание. Немногочисленный заслон уйгуров отогнал летучие отряды кыргызов, а сам хан, с главными силами переправившись на плотах через Черный Иртыш, ударил на карлуков и разбил их у р. Болчу (Урунгу), там, где некогда Кюль-тегин и Тоньюкук нанесли поражение тюргешам. Но этим война не кончилась, так как почитатели троицы (христиане), которым принадлежала инициатива восстания, уничтожена не была.
    752 году война возобновилась, в антиуйгурской коалиции оказались басмалы, тюргеши и "три святых" (группа христиан инициаторы прошлогоднего восстания тюргешей чиков и кыргызов).
    К 755 г. война закончилась полной победой уйгуров, покоривших восточные кочевья карлуков до Саура и Тарбагатая.
    До 758 г. Уйгуры расширили свои границы на север. Однако, потерпев поражение и покорившись, кыргызы не утратили самоуправления. Их глава получил от уйгурского хана титул "Бильге-тонг-эркин" без приставки "кэхань".
    Хотя уйгуры и подчинили прилегающие племена и народы, на самом деле они имели довольно много свобод. Некоторые вожди племен даже называли себя ханами, в то время как они являлись вассалами каганата.
    Везде - на востоке, севере и западе - в VIII в. племена раскалывались, дробились и объединялись в новых комбинациях, потому что культура, вторгшаяся в степь через Иран, ставила новые задачи и выдвигала иной принцип для объединения людей. Этим принципом оказалось вероисповедание.

    РЕЛИГИЯ И РАССВЕТ УЙГУРИИ

    Религии это одна из причин, в которой уйгуры оказались не очень разборчивы, именно религия погубила первую КУЛЬТУРНОЕ государство кочевников, достигших таких высоких результатов в науке, письме. Уйгуры были одними из первых степняков, кто создал письменность, сохранившаяся до 20 века.
    Анализируя указываемые исторические даты летописцев можно сделать вывод, что уйгуры пользовались несторианским календарем. Соответственно можно предположить, что летописец сам был христианином.
    Христианская пропаганда в тюркском каганате дала ничтожные результаты, так как тюрки возвели свое собственное мировоззрение в государственный принцип, но падение каганата и разочарование в идеологии войны и победы среди уцелевших от резни родов оказались стимулом для успехов христианской проповеди. Наследниками тюрок в степи были карлуки и басмалы, причем последние включали в свой состав наибольшее количество осколков каганата. Именно там наибольшие успехи имело христианство, сохранившееся среди потомков басмалов, аргынов, до XIII в.. Но и на востоке, среди уйгуров, появились христиане, как будет видно далее.
    Но христиане совершили ошибку выступив против хана Мэнчура, и вместо христианства пришло манихейство. Мое субъективное мнение – принятие манихейства стало для уйгуров больше неудачным событием, нежели обратное. Так как манихейство в основе своей считало свою веру едино правильной, и не принимало других верований, уйгуры стали духовными и политическими врагами почти всех своих соседей, даже бывших союзников. Даже ислам с христианство для манихея считалось дьявольской верой, в то время как буддизм, христианство и ислам считают друг друга как заблудшие – ошибающиеся религиями, но ни как не дьявольскими.
    И так уйгуры приняли манихейство в 766-767 гг., и сразу начались разрывы с союзниками, с буддийским Китаем, мусульманами карлуками, язычниками кыргызами и т.д. Принятие манихейства считается Дэнли логу Момишисйеду Дэн Миши хэ Гюйлу
    Внедрение манихейства в Уйгурии повело за собой изменение письменности - появился новый алфавит, называемый, уйгурским. Он происходит от новосогдийской письменности и отличается своей простотой и удобством. Строчки идут сверху вниз и слева направо. Этим алфавитом написаны манихейские, христианские и мусульманские тексты, а также юридические документы из Турфана; наиболее древними являются манихейские, так как фонетика и грамматика их языка ближе к орхоно-енисейским руническим памятникам, чем к буддийско-уйгурским и уйгурско-мусульманским. Самым ранним текстом, поддающимся датировке, являются четыре строки на орхонском китаеязычном памятнике 795 г.
    Даже простые уйгуры ощутили силу религии, так как по канонам манихеев вкушать в постные дни запрещено есть наиболее распространенные продукты кочевников, люди начали переходить на земледелие (уйгуры стали травоядными).
    Хотя и Уйгурия и заимела много врагов, она стала кладезью торговцев, согласно раскопок в Минусинской котловине в период первого каганата торговля велась очень активно, в период второго каганата – торговля совсем стихло. Однако в период рассвета манихейства торговля резво возобновилась и даже не в пользу империи, а скорее персов и арабов.
    Из халифата каждые три года в Минусинскую котловину приходил караван из 20-24 верблюдов, нагруженных узорчатыми тканями. Если столько попадало в одну из областей Уйгурии, то сколько же шло в центр ее!
    Уйгурская столица была уже не лагерем из войлочных шатров, подобно ставке тюркских ханов. В отличие от тюрок уйгуры начали широкое строительство городов, причем оно поручалось согдийцам и китайцам. Около 758 г. на берегу Селенги был построен г. Байбалык. Близко к этому времени в столице Уйгурии - Каракоруме была воздвигнута стела с китайской надписью.
    Уйгурия чрезвычайно быстро превращалась в культурную страну.
    Jeen  2017